19.02.2019, 13:23
Мир Украина Война Новости Азова Видео Мероприятия ЦК Азов Про Азов СМИ о нас Национальный корпус Статьи
Архив
20:15 10.12.2016

Dura lex, sed lex

В нашей стране борьба за элементарную справедливость очень часто наталкивается на осуждение со стороны моралистов от юриспруденции. Противодействие незаконной застройки и зачистка наркопритонов, экологические протесты и сопротивление коррумпированным чиновникам - примеров можно приводить очень много. Даже если активисты действуют в рамках действующих юридических норм, все равно находятся шумные стражи буквы закона. Одним из главных рефренов при этом является упор на недопустимости нарушения государственной монополии на использование силы.

Что же, "Dura lex, sed lex" - действительно очень важный политический и философско-правовой принцип. Безальтернативность закона является его силой, а также залогом общественного спокойствия и надежности политической системы. Так должно быть. Но возможно ли это в современной Украине?

Прежде всего вспомним, в каком историческом контексте появился этот принцип, в каких ментальных и культурных условиях он был действительно принципом, а не красивой фразой. Этот контекст и эти условия в своих "Очерках по истории нашей культуры" прекрасно раскрывает Евгений Маланюк: "Когда упоминается Рим, всегда упоминается одновременно тот римский консул, что во время войны приговорил было насмерть собственного сына только за то, что, как вспыльчивый воин , тот сделал самопроизвольное нападение на врага. Мимо успешности того нападения и приведения пленных, сын пошел - по приказу отца - на казнь, ибо преступил закон сломал приказ, нарушил дисциплину. В понятии Рима то было преступление главным. (...) Этот образ старого консула, этот эпизод из казнью сына ... - это символ Рима, это присущий образ римской культуры. Там, где был Рим, где на дольше ступила нога легионера, там навсегда оставалась школа дисциплины, школа гражданского долга, школа воспитания мужей, школа государства ".

"Dura lex, sed lex" является продуктом добродетелей римского воина-гражданина. Вне воинской культуры с ее понятиями чести и дисциплины этот принцип вряд ли появился бы. И в такой плоскости от римского правосознания мало чем отличается воинская культура раннего Средневековья (до распространения римского права . Даже знаменитый прусский культ государства и порядка наверное стоит выводить из воинских истоков прусской государственности (тевтонский орден).

Уже сам факт перехода от традиционной европейской цивилизации к цивилизации буржуазной, где воина-аристократа заменил обыватель, создал условия для того, чтобы закон потерял свой глубокий смысл. Кроме того, возникновение отчужденного от общества государства-Левиафана поспособствовало превращению юридических норм (которых становилось все больше и больше) из разумных правил, которые служили общественному благу, в груз.

Если же говорить о современной Украине, то декларирования "Dura lex, sed lex" вообще является смешным. Потому-то трудно найти хоть что-то по существу общее между упомянутым римским консулом и рядовым украинцем власть имущим. Еще труднее найти что-то общее между тем отважным юношей, сыном консула, и хрестоматийным образом украинского "мажора". О каком "Dura lex, sed lex" может идти речь в стране с насквозь клептократической политически чиновничьей элитой? О каком "Dura lex, sed lex" можно говорить, где законы являются продуктом кнопкодавства и парламентских подкупов?

Нужно искренне признать: мы имеем дело с юридически-политической системой, наделенной микроскопической долей легитимности. Конечно, это не повод прибегать к абсолютному правовому нигилизму. Однако должно быть совершенно ясно, что, когда нужно выбирать между справедливостью и здравым смыслом с одной стороны и мертводухими юридическими нормами - с другой, выбор нужно делать в пользу первых.

В современных условиях особенно актуальным является упор известного философа права Карла Шмитта на значении децизионизму. Лишь функция Суверена, призванного принимать решение, сегодня переходит из центра на периферию - к активисту или просто гражданину, который защищает свои справедливые интересы. И так, вероятно, будет до тех пор, пока из периферии не родится новая система легитимности.

Игорь Загребельный

Теги
Персона
Андрей Билецкий Барак Обама Батя Денис Полищук Джон Керри Эдуард Юрченко Игорь Олегович Кадыров Клименко Ленин Ляшко Меркель Олег Петренко Александр Маслак Порошенко Пушилин Путин Савченко Шеремет Станислав Краснов Стрелков Владислав Сурков Захарченко
Тематические
архитектура беженцы братья наши меньшие депутаты феминизм Иду на Вы книги культура метро мусульмане Наука прогресс Годовщина освобождения Мариуполя самосуд совок турнир Выборы
АТО
АТО ДНР фронт ЛДНР ЛНР Оккупация сепаратизм спецназ Светлодарская дуга терроризм
Геотеги
Нидерланды Австрия Беларусь Британия Дания Финляндия Франция Француз Голландия Италия Канада Казахстан Молдова Москва Германия Париж Польша РФ Россия Швеция Швейцария США Стамбул Турция Украина Европа Евросоюз
Организация
итоги года Айдар Азов беркут ГК Азов Джура ИГИЛ КМДА ЛГБТ НАТО ОБСЕ ООН ОПЕК ПАСЕ Північний Корпус Полк АЗОВ СБУ Східний Корпус Лагерь Азовец Украинский выбор ЮНЕСКО ВСУ
Спорт
футбол Сильная Нация
Украина
Авдеевка Бахмут Бердянск Черкаси Чернигов Черновцы Днепр Донбасс Донецк Харьков Херсон Хортица Ивано Франковск Киев Киевщина Коблево Конотоп Краматорск Крименчуг Крым Львов Макеевка Марьинка Мариуполь Мелитополь Николаев Одесса Полтава Ровно Широкино Славянск Винница Закарпатье Запорожье
Павшие герои
Амброс Береза Сиф Дюс Ратибор Светляк
СМИ
A-Radio