19.03.2019, 23:44
Мир Украина Война Новости Азова Видео Мероприятия ЦК Азов Про Азов СМИ о нас Национальный корпус Статьи
Архив
20:15 30.04.2017

Колиивщина: европейские параллели

Украина является неотъемлемой частью европейской цивилизации и неудивительно, что знаковые события в ее истории естественным образом напоминают аналогичные моменты в истории других стран. От того как мы смотрим на отечественную историю в общеевропейском контексте ощутимо зависит восприятие нами как самих себя так и нашего места в европейском «ансамбли наций».

Мы уже поднимали вопрос о том, что трактовка легендарной Колиивщины в духе восстания «угнетенных холопов» не соответствует действительности и преследует целью фактической дискредитации отечественной истории. Левацкая украинофобская трактовка Колиивщины вызывает сравнение ее с деструктивными антинациональными движениями, такими как санкюлотство времени «французской» революции или, в лучшем случае, деструктивными бунтами социальных низов в разных странах. Безусловно, Колиивщина как национально-государственный чин построен на глубоко традиционалистской основе не имеет с такими явлениями ничего общего.

Тем не менее, определенные параллели с повстанческими движениями Западной Европы можно провести. Только движения эти носили откровенно антилевацкий и традиционалистский характер.

Напомним основные черты нашей Колиивщины: защита традиционной религии (в нашем случае - православного христианства), борьба за восстановление традиционной государственности (в нашем случае - гетманства), оборона традиционных «прав и вольностей» (то есть вполне конкретных и освященных традицией, а не вымышленных левыми -утопистамы), широкая солидарность всех слоев общества в сочетании с опорой на крестьянство.

Явления были похожими в истории Европы примерно того же (17-19 века) периода?

Больше похожих моментов мы можем увидеть с французским правым сопротивлением 1790-х годов направленным против так называемой «французской» революции.

Он является более известным в литературе под названиями «Вандейский мятеж» и «шуанерии» (хотя это не совсем точные названия). Массовой опорой восстания были именно крестьяне хотя в нем приняли участие представители всех слоев тогдашнего французского общества. Важную роль играли представители военно-аристократического сословия, хотя их не всегда хватало чисто количественно (похожую ситуации мы видим когда вспоминаем роль казачества и украинской шляхты в Колиивщины). Характерно, что в обоих случаях враги пытались (и пытаются до сих пор) навязать восприятия повстанцев как «темных забитых деревенщины».

В обоих случаях повстанцы поднимали на щит лозунг обороны традиционной религии. Это не имело ничего общего с использование сектантских идей определенными чисто бунтарскими движениями средневековья. Речь шла именно об обороне укорененной в традиции привычной религии и Церкви как традиционного института. Для повстанцев это не было принципиальным - они защищали «родительскую веру». Даже формулировка была одинаковой.

В обоих случаях восстание было направлено на реставрацию традиционной национальной государственности. В случае Франции на восстановление королевства, а в случае Колиивщины на реставрацию Гетманщины (в сочетании с обращением к княжеской традиции).

Важным моментом было то, что в обоих случаях повстанцы сражались за традиционные права и вольности. Украинцы требовали отмены барщины и возвращение «прав и вольностей стародавних» различным состояниями украинской нации (включая привилегированным). Французские повстанцы-монархисты защищали право на народное самоуправление общин и областей, протестуя против насилия и порабощения со стороны коррумпированных чиновников, олигархов и революционных комиссаров. В обоих случаях шла борьба за реальную свободу жить согласно собственным укладом, а не за абстрактную «свободу», в роли лживого лозунга для прикрытия злоупотреблений.

Надо отметить, что мы разобрали только одну из параллелей Колиивщины с аналогичными движениями. Но (с поправкой на местную специфику) можно уверенно говорить о ее родстве с известными повстанческими традиционалистскими движениями, как испанские карлистов, британские якобиты, португальские мигелисты, в определенной степени с ирландскими тори и бригантажио в Южной Италии.

Таким образом Колиивщина не имеет ничего общего с деструктивными левацкими движениями и занимает достойное место в истории европейского милитантного традиционализма.

Эдуард Юрченко

Теги
Персона
Андрей Билецкий Барак Обама Батя Денис Полищук Джон Керри Эдуард Юрченко Игорь Олегович Кадыров Клименко Ленин Ляшко Меркель Олег Петренко Александр Маслак Порошенко Пушилин Путин Савченко Шеремет Станислав Краснов Стрелков Владислав Сурков Захарченко
Тематические
архитектура беженцы братья наши меньшие депутаты феминизм Иду на Вы книги культура метро мусульмане Наука прогресс Годовщина освобождения Мариуполя самосуд совок турнир Выборы
АТО
АТО ДНР фронт ЛДНР ЛНР Оккупация сепаратизм спецназ Светлодарская дуга терроризм
Геотеги
Нидерланды Австрия Беларусь Британия Дания Финляндия Франция Француз Голландия Италия Канада Казахстан Молдова Москва Германия Париж Польша РФ Россия Швеция Швейцария США Стамбул Турция Украина Европа Евросоюз
Организация
итоги года Айдар Азов беркут ГК Азов Джура ИГИЛ КМДА ЛГБТ НАТО ОБСЕ ООН ОПЕК ПАСЕ Північний Корпус Полк АЗОВ СБУ Східний Корпус Лагерь Азовец Украинский выбор ЮНЕСКО ВСУ
Спорт
футбол Сильная Нация
Украина
Авдеевка Бахмут Бердянск Черкаси Чернигов Черновцы Днепр Донбасс Донецк Харьков Херсон Хортица Ивано Франковск Киев Киевщина Коблево Конотоп Краматорск Крименчуг Крым Львов Макеевка Марьинка Мариуполь Мелитополь Николаев Одесса Полтава Ровно Широкино Славянск Винница Закарпатье Запорожье
Павшие герои
Амброс Береза Сиф Дюс Ратибор Светляк
СМИ
A-Radio