19.11.2019, 05:31
Мир Украина Война Новости Азова Видео Мероприятия ЦК Азов Про Азов СМИ о нас Национальный корпус Статьи
Архив
16:08 10.10.2016

Литература как основа национального мировоззрения

Все, кто помнит школьные занятия по украинской литературе, безусловно согласятся, что литературный образ убитой горем матери, или плачущей девушки, которая выглядывает погибшего парня, глубоко укоренился в украинском фольклоре и литературе. Заплаканная под кустом калины Екатерина, грустный казак или обездоленные работники - все эти депрессивные литературные фигуры годами формируют духовную атмосферу украинской нации.

Если за рубежом молодежь воспитывают на таких литературных персонажах, как шевалье Д'Артаньян и три мушкетера, то украинцев, в основном, депрессивными бурлацкими или социально-бытовыми песнями. О таких произведениях, как Холодный Яр Юрия Горлиса-Горского, или «Залишинця» Василия Шкляра, говорить не приходится - современная программа украинской литературы их просто не включает.

Герои романа Дюма постоянно влезают в какие-то авантюры, отстаивая добро и справедливость. Смельчак Атос закладывает пари с дворянином де Бюзини, что он и трое его друзей проникнут в Сен Жерве - бастиона, который охраняет подступы к Ла-Рошель. Четверо верных друг другу собратьев не только проникают на вражескую территорию, но и захватывают трофейное оружие и в течение часа успешно косят из него врагов, все же выиграв пари.

Украинская литература наоборот навевает на молодого читателя депрессию, абсолютно убивая пассионарность, желание бороться за справедливость, и присущий украинской нации авантюризм. Предательство и трусость европейские классики осуждают, нацеливая читателей на мысль, что есть вещи, которые не измеряются деньгами и за которые не жалко пожертвовать даже собственной жизнью. Чего стоят такие литературные произведения, как «Айвенго» или «Белый отряд» Артура Конан Дойла, которые воспевают человеческий героизм и служение нации, а не кишат мотивами, где предатели подаются в положительном свете, как, например, Савва Чалый у Карпенко-Карого.

Например, в сербском фольклоре мы видим образ настоящей матери - главной героини баллады «Смерть матери Юговичей». Несмотря на трагизм и поражение, которые описывает баллада, мать Юговичей смело переносит смерть девяти сыновей и мужа, погибших в битве на Косовом поле. От известия об их гибели, сердце матери разорвалось, и назло оккупантам она не выпустила ни одной слезы, и с осознанием сакральности жертвы, гордо умерла.

Вместо призыва к борьбе за освобождение, характерного для творчества Шевченко, Франко, и Леси Украинки, в частности таких произведений, как «Завещание», «Гимн», или «Contra spem spero» нашу отечественную литературу наполняют произведениями, которые приучают к примирению с тяжелой судьбой невольника-наемника, а что-то величественное и экспансивное пытаются уничтожить, прикрываясь толерантностью и «свойственным украинцам миролюбием земледельца».

Дух европейца, вместо плача невольника, говорит:
«Нас в морские бои и штормы
Не проймет переполох, -
Станем спинами к мачте,
Против тысячи вдвоем!
Приготовим пистолеты -
И в настоящее судно, не в мираж,
Пошлем из пушки ядра
И пойдем на абордаж! »

Национальный эпос и европейская литература превозносят героизм, аристократизм духа и жертвенность, осуждая приземленную жизнь маленького человека, и ее ограниченный кругозор. В этих произведениях прослеживается постоянная жажда экспансии и готовность стоять за свое до самой смерти. Украинская литература должна, прежде всего, наполнять души людей благородством, нетерпимостью ко злу и жаждой экспансии, а не культивировать вечный плач рабов и вареники с шароварщиной. Молодое поколение украинской нации должно воспитываться на таких фигурах, как князья Игорь и Святослав Храбрый, Богдан Хмельницкий, Евгений Коновалец и современные участники освободительной борьбы.

Депрессивные произведения должны культивировать национальный миф, подчеркивая, что проигранная битва не означает, что проиграна война, и нация, которая не сдается, никогда не будет побеждена. Ведь раб не тот, кого заковали в кандалы, раб - это тот, кто добровольно согласился быть рабом.

Владислав Ковальчук

Теги
Персона
Андрей Билецкий Барак Обама Батя Денис Полищук Джон Керри Эдуард Юрченко Игорь Олегович Кадыров Клименко Ленин Ляшко Меркель Олег Петренко Александр Маслак Порошенко Пушилин Путин Савченко Шеремет Станислав Краснов Стрелков Владислав Сурков Захарченко
Тематические
архитектура беженцы братья наши меньшие депутаты феминизм Иду на Вы книги культура метро мусульмане Наука прогресс Годовщина освобождения Мариуполя самосуд совок турнир Выборы
АТО
АТО ДНР фронт ЛДНР ЛНР Оккупация сепаратизм спецназ Светлодарская дуга терроризм
Геотеги
Нидерланды Австрия Беларусь Британия Дания Финляндия Франция Француз Голландия Италия Канада Казахстан Молдова Москва Германия Париж Польша РФ Россия Швеция Швейцария США Стамбул Турция Украина Европа Евросоюз
Организация
итоги года Айдар Азов беркут ГК Азов Джура ИГИЛ КМДА ЛГБТ НАТО ОБСЕ ООН ОПЕК ПАСЕ Північний Корпус Полк АЗОВ СБУ Східний Корпус Лагерь Азовец Украинский выбор ЮНЕСКО ВСУ
Спорт
футбол Сильная Нация
Украина
Авдеевка Бахмут Бердянск Черкаси Чернигов Черновцы Днепр Донбасс Донецк Харьков Херсон Хортица Ивано Франковск Киев Киевщина Коблево Конотоп Краматорск Крименчуг Крым Львов Макеевка Марьинка Мариуполь Мелитополь Николаев Одесса Полтава Ровно Широкино Славянск Винница Закарпатье Запорожье
Павшие герои
Амброс Береза Сиф Дюс Ратибор Светляк
СМИ
A-Radio