21.05.2019, 21:46
Мир Украина Война Новости Азова Видео Мероприятия ЦК Азов Про Азов СМИ о нас Национальный корпус Статьи
Архив
20:14 03.08.2016

Мятежвойна и перспективы Украины

Концепция мятежвойны была выдвинута военным теоретиком Евгением Эдуардовичем Месснером, бывшим офицером российской императорской, а позже Белой армии. Ее можно считать оригинальным взглядом на явление, которое в современной военной теории определяется как «война четвертого поколения». Концепция Месснера интересна для нас вниманием, которое в ней уделяется именно социально-философским аспектам современной (пост-современной) войны.

Мятежвойна - это, прежде всего, война, в которой побеждает иррегулярный подход, который обусловливает ее основные черты: разрушение границы между войной и миром (в привычном понимании этого слова), радикальный рост роли добровольных и партизанских формирований, решающее значение психологического фактора, нечеткая граница между гражданским населением и армией. Разберем эти черты последовательно.
Разрушение границы между войной и миром тесно связана с явлением, которое Месснер определяет как агрессо-дипломатию. «Уже сейчас классическая дипломатия частично вытеснена агрессо-дипломатией с ее переворотническими действиями. Уже сейчас происходят «полувойны» Греция воевала против Турции с помощью Гриваса на Кипре, африканские государства формируют легионы для поддержки алжирского восстания, то есть для войны против Франции. В таких полувойнах воюют партизанами, «добровольцами», подпольщиками, террористами, диверсантами, массовыми вредителями, саботажниками, пропагандистами в стане врага и радио-пропагандистами [...] И теперь даже глупое правительство понимает необходимость иметь «пятые колонны» в земле вражеской и нейтральной, а пожалуй, - и в союзной. Поэтому, в эпоху великого смятения душ, война может легко получить форму мятежвойны...». Таким образом, мы видим, что ситуация «ни войны, ни мира», которая когда-то была большевистским «ноу-хау», превращается из исключения в правило. Интересно, что агрессия РФ против Украины может считаться выходом ситуации на качественно новый уровень.

Возрастание роли добровольных и партизанских формирований - наверное, самый интересный аспект мятежвойны. На историческую арену возвращаются те, кто в первую очередь хочет воевать. Воины по своему экзистенциальному типу. На первый взгляд, этот пункт можно связать с предыдущим и считать иррегулярные формирования более пригодными для ситуации «ни войны, ни мира». Но не все так просто. Иррегулярные формирования играют активную, возможно, решающую роль в конфликте, что сейчас происходит на Востоке Украины не только со стороны сепаратистов (которые, в принципе, официально не имеют регулярных сил), но и со стороны Украины. Высшая мотивация добровольцев сама по себе не объясняет этого явления. Регулярные силовые структуры достаточно мотивированы вести борьбу с врагом, и власти пока не оказалась в ситуации, когда добровольцы являются ее последней надеждой. Вопрос в другом: мятежвойна имеет свою логику и свои законы. Иррегулярные украинские части не просто имеют выше мотивацию, чем обычные «силовики», они воюют, потому адаптированы к мятежвойне самой своей сутью. Формальные их различия, вроде высшей инициативности и гибкости является следствием, а не причиной. В этом плане Украина сейчас оказывается в авангарде всемирного военного искусства.

Решающим в мятежвойне является значение психологического фактора. «В классических войнах психология была дополнением к оружию. В революционных войнах к психологии войска присоединяется психология народных движений. В мятежвойне психология мятежных масс отодвигает на второй план оружие войска и его психологию и становится решающим фактором победы или поражения». К абсолютно верному определению Месснером роли психологического фактора надо добавить один важный комментарий: «мятежная масса» является не субъектом мятежвойны, а питательным «бульоном», в котором этот субъект зарождается. Война остается делом не просто немногих, а абсолютного меньшинства. Другое дело, что это меньшинство является порождением этой самой «мятежной массы» (хотя имеет уже и качественно отличные от массы черты).
Здесь мы переходим к следующей черте мятежвойны: нечеткая граница между гражданским населением и армией: «В мятежвойни нет ни организационно-административной, ни психологической границы между страной и театром военных действий между народом и воинством, а потому только военная дисциплина побуждает войско мужественнее переживать неприятности и тяготы войны, чем переживает бок о бок с ним сражающийся народ Но и это мужество несколько ограничено: уже в мирное время антимилитаризм свободно проповедуется в народе, подрывает в воинстве веру в святость своего назначения, демократизм ослабляет в нем уважение командирского авторитета, материализм убивает в нем уверенность в победоносности духа над материальными факторами войны». Парадокс заключается в том, что полный (в социальном плане) характер мятежвойны порождает не эгалитарные, а наоборот - элитарные трансформации в военном искусстве. Приведенные выше негативные последствия морального разложения общества превращаются в фактор разложения армии. Размывание границы между гражданским и военным не является полноценной «милитаризацией» социума, скорее наоборот она порождает нечто среднее и смещает военных и «милитаристское» в гражданскую сторону.

Здесь стоит вспомнить еще одну мысль Месснера: «В каждый момент войны не требовать от субъекта воевания большего психического усилия, чем это допускают его психические свойства». Проще говоря, какой бы ни была всеобщей война, воевать могут не все, а воевать эффективно могут еще меньше людей. Но война всегда имеет субъект, и этим субъектом в мятежвойни становится доброволец, точнее доброволец нового типа. В предыдущих войнах добровольцы были важным фактором, но далеко не решающим. Плюс не стоит забывать, что нравственная атмосфера в обществе еще несколько десятков лет назад была намного более адекватным. Сегодня мы наблюдаем неприспособленность социума к ведению войны, и эта неприспособленность перебрасывается на войско. В этой ситуации феномен добровольца - это феномен особого человеческого типа, который порождается вопреки всей логике современного деградировавшего общества.

С социально-философской точки зрения можно утверждать, что мятежвойна является порождением модерна, которое диалектическим образом этот модерн убивает. Проект модерна имеет своим фундаментом веру в равенство, прогресс и рациональность. Мятежвойна порождает тотальное антропологическое неравенство между воинами по своему типу и неприспособленным к войне в целом, которого мятежвойна заставляет быть ее объектом независимо от его воли. Мятежвойна несет в себе кисти архаики, которые не совместимы с прогрессом в стандартном понимании этого слова, более того - эта архаика в своем психологическом и идеологическом аспекте является важным элементом победы. Мятежвойна глубоко иррациональна и по своей психологии, и по своим методам, и по своим организационным формам (как бы последнее дико ни звучало).

Выводы для Украины

Сегодня наша страна втянута в противостояние, имеет все признаки мятежвойны и даже больше, может считаться ее выходом на новый уровень, который трудно было представить в 1960-е, во времена зарождения этой концепции. Несмотря на трагизм ситуации, мы должны найти в этом опыте ключ к будущему лидерству Украины. Парадоксальным образом мы можем оказаться в авангарде мирового военного искусства. Кроме того, наша война порождает, прямо на глазах, поколение молодых ветеранов, которые пошли на нее не просто добровольно, но и нередко преодолевая сложности, которое им оказывало государство, которое они фактически защищают. Это особый человеческий тип, который сегодня находит свою идентификацию, свой миф, свой взгляд на действительность, окружающую его. Война отец всего», как говорил великий Гераклит, и сегодня она порождает новую украинскую аристократию. Вполне вероятно, что конфликт, который мы переживаем, является прологом к разрушению порядка, порожденного 1789 годом и рождением нового порядка, основанного на забытых природных началах, порядке неотрадицийном и археофутуристическом.

Эдуард Юрченко

Теги
Персона
Андрей Билецкий Барак Обама Батя Денис Полищук Джон Керри Эдуард Юрченко Игорь Олегович Кадыров Клименко Ленин Ляшко Меркель Олег Петренко Александр Маслак Порошенко Пушилин Путин Савченко Шеремет Станислав Краснов Стрелков Владислав Сурков Захарченко
Тематические
архитектура беженцы братья наши меньшие депутаты феминизм Иду на Вы книги культура метро мусульмане Наука прогресс Годовщина освобождения Мариуполя самосуд совок турнир Выборы
АТО
АТО ДНР фронт ЛДНР ЛНР Оккупация сепаратизм спецназ Светлодарская дуга терроризм
Геотеги
Нидерланды Австрия Беларусь Британия Дания Финляндия Франция Француз Голландия Италия Канада Казахстан Молдова Москва Германия Париж Польша РФ Россия Швеция Швейцария США Стамбул Турция Украина Европа Евросоюз
Организация
итоги года Айдар Азов беркут ГК Азов Джура ИГИЛ КМДА ЛГБТ НАТО ОБСЕ ООН ОПЕК ПАСЕ Північний Корпус Полк АЗОВ СБУ Східний Корпус Лагерь Азовец Украинский выбор ЮНЕСКО ВСУ
Спорт
футбол Сильная Нация
Украина
Авдеевка Бахмут Бердянск Черкаси Чернигов Черновцы Днепр Донбасс Донецк Харьков Херсон Хортица Ивано Франковск Киев Киевщина Коблево Конотоп Краматорск Крименчуг Крым Львов Макеевка Марьинка Мариуполь Мелитополь Николаев Одесса Полтава Ровно Широкино Славянск Винница Закарпатье Запорожье
Павшие герои
Амброс Береза Сиф Дюс Ратибор Светляк
СМИ
A-Radio