16.02.2019, 01:32
Мир Украина Война Новости Азова Видео Мероприятия ЦК Азов Про Азов СМИ о нас Национальный корпус Статьи
Архив
20:00 13.11.2016

Новояз как инструмент построения Европы без европейцев

Суицидальная политика заселения европейских стран выходцами с других континентов сопровождается рядом информационных приемов. Диапазон этих приемов очень широк: от негласной цензуры до подмены понятий и создания новояза, призванного полностью затуманить суть разрушительных процессов.

Базовым проявлением цензуры является попытка не допустить попадания в информационное пространство сообщений о совершаемых мигрантами преступлений. Речь идет о цензуре любой информации, которая могла бы насторожить европейцев в отношении мигрантов: сообщения об отдельных преступлениях, статистические данные, позволяющие сравнить уровень преступности среди местных жителей и мигрантов, информация о массовых преступлениях. Датский журналист Микаэль Джалвинг (Mikael Jalving) охарактеризовал Швецию как "страну молчания". Такое определение становится справедливым для все большего числа европейских стран.

Подмена понятий заложена в саму суть информационного реагирования на миграционную проблему. Неевропейцы повсеместно изображаются "беженцами", а не мигрантами. Также информационное пространство переполнено сообщениями конкретно о сирийских беженцах. Хотя очень трудно понять, какое отношение к Сирии имеют чернокожие африканцы или выходцы из Центральной Азии. В случае таких информационных манипуляций основная ставка делается на жалость и апелляцию к обязанностям, стоящих перед государствами относительно настоящих беженцев в соответствии с международным законодательством. То, с какой легкостью агрессивное вторжение прикрывается сострадательной вывеской беженцев, может удивлять. Тем не менее, этот информационный прием действует, тысячи европейцев отвечают на иностранное вторжение транспарантами с надписью "Refugees welcome!»

Наконец, можем встретить случаи языковой ревизии, конечная цель которой - превратить язык на такую знаковую систему, которая в принципе исключает возможность противодействия вторжению. Так, в Нидерландах Научный совет по вопросам государственной политики вместе с Центральным бюро статистики предложили исключить слова "иммигрант" (allochtoon) и "местный житель" (autochtoon) из официальных документов. Следует отметить, что слово "allochtoon" вводилось как совершенно нейтральный термин. Но, как видим, и оно со временем оказалось недостаточно политкорректным.

Поскольку техническая потребность разграничивать мигрантов и коренных жителей все же существует, было решено использовать формулировку "люди с миграционным опытом" и "люди с голландским опытом". Особенностью этих формулировок является принципиальное отсутствие в них эссенциализма - уверенности в существовании четкой сущности. Иными словами, предложенный языковыми реформаторами подход заключается в том, что голландцев не существует в принципе, а потому не существует и чужаков - существуют лишь люди с отличным "опытом".

Голландские инициативы являются одним из проявлений создания известной из романа Джорджа Оруэлла новояза, цель которого - невозможность оппозиционного мышления. Авторы этих инициатив уверяют, что не хотят быть "языковой полицией". Но найдется немало других - тех, кто меньше настроен на терпимость к "устаревшему" языку. Языковые практики, связанные с определением явлений, которые так или иначе затрагивают этнополитические вопросы, могут испытать очень серьезные ревизии. Прецедентом здесь является ревизия языка под влиянием феминизма и гендерной идеологии (от навязывания обществу целого корпуса идеологем до изобретения и внедрения гендерно нейтральных и "корректных" местоимений, скажем в англоязычной среде предлагается вместо традиционных местоимений "he" и "she" использовать "ze", "ey", "per", "sie","ve" и другие).

Целью новоязыковых инициатив в сфере межэтнических отношений является сделать невозможным осознание проблем, связанных с иммиграцией. И насколько эти инициативы окажутся успешными (в конечном счете) - неизвестно. Сами проблемы не исчезают от того, что в языке исчезают понятия для их обозначения. Разбитые витрины магазинов, сожженые автомобили, изнасилованные сестры, дочери, жены, целые районы, в которых опасно находиться коренным европейцам, - все это перечеркивает утопические идеи, которыми руководствуются языковые экспериментаторы.

Игорь Загребельный

Теги
Персона
Андрей Билецкий Барак Обама Батя Денис Полищук Джон Керри Эдуард Юрченко Игорь Олегович Кадыров Клименко Ленин Ляшко Меркель Олег Петренко Александр Маслак Порошенко Пушилин Путин Савченко Шеремет Станислав Краснов Стрелков Владислав Сурков Захарченко
Тематические
архитектура беженцы братья наши меньшие депутаты феминизм Иду на Вы книги культура метро мусульмане Наука прогресс Годовщина освобождения Мариуполя самосуд совок турнир Выборы
АТО
АТО ДНР фронт ЛДНР ЛНР Оккупация сепаратизм спецназ Светлодарская дуга терроризм
Геотеги
Нидерланды Австрия Беларусь Британия Дания Финляндия Франция Француз Голландия Италия Канада Казахстан Молдова Москва Германия Париж Польша РФ Россия Швеция Швейцария США Стамбул Турция Украина Европа Евросоюз
Организация
итоги года Айдар Азов беркут ГК Азов Джура ИГИЛ КМДА ЛГБТ НАТО ОБСЕ ООН ОПЕК ПАСЕ Північний Корпус Полк АЗОВ СБУ Східний Корпус Лагерь Азовец Украинский выбор ЮНЕСКО ВСУ
Спорт
футбол Сильная Нация
Украина
Авдеевка Бахмут Бердянск Черкаси Чернигов Черновцы Днепр Донбасс Донецк Харьков Херсон Хортица Ивано Франковск Киев Киевщина Коблево Конотоп Краматорск Крименчуг Крым Львов Макеевка Марьинка Мариуполь Мелитополь Николаев Одесса Полтава Ровно Широкино Славянск Винница Закарпатье Запорожье
Павшие герои
Амброс Береза Сиф Дюс Ратибор Светляк
СМИ
A-Radio