22.10.2021, 16:34
Мир Украина Война Новости Азова Видео Мероприятия ЦК Азов Про Азов СМИ о нас Национальный корпус Статьи
Архив
20:05 10.05.2017

Патриотизм: поправка на Эволу

То, что сегодня называют патриотизмом, является древним и новейшим одновременно. Древним, потому что на протяжении разных эпох мировой истории и в различных географических, этнических и культурных контекстах для людей было присущим высоко оценивать свои обязанности перед политической системой, к которой они принадлежали, а также родной землей, предками и соотечественниками-современниками. Однако конфигурация этих обязанностей, специфика культа, в который они оформлялись, могли радикально отличаться между собой. Нынешнее понимание патриотизма существует всего лишь несколько веков. Поэтому ниже мы будем использовать слово патриотизм достаточно условно, обозначая им и современный патриотизм и его соответствия в прошлом.

Украинское слово "батьківщина" прекрасно передает амбивалентный характер патриотизма. Происходя от слова "отец", слово "родина" означает то, что наследуется по мужской линии: родина - это то, что сыновья получают от родителей. В то же время грамматически слово "батьківщина" принадлежит к женскому роду. Подобной является ситуация во многих других языках, в том числе и в латинской (patria). Казалось бы, это лингвистическая мелочь - как и то, что слово "спадщина" также женского рода. Но в действительности этот женский аспект понимания родины имеет судьбоносное (а в чем-то - роковое) значение.

Существуют два полюса патриотизма. Первый - мужской, героический, "небесный", родительский и побратимский. Второй - женский, натуралистический, с возможностью перехода в откровенную хтоничность.

Исторически доминировал мужской полюс патриотизма, хотя такое доминирование не означало полного вытеснения женского полюса. Обязанности индивида перед небольшой кровно родственной общиной (родом, кланом, племенем) в целом отражают мужской принцип, поскольку прежде всего речь идет о наследственности по отчеству. Одновременно кровный патриотизм неизбежно несет натуралистический, а потому женский оттенок.

В высших формах традиционной политической организации мужской полюс патриотизма выражен еще более четко, чем в кровных сообществах. Это хорошо заметно по общественно-политической организации европейских народов во времена Средневековья. Она опиралась на трех китах: религиозную легитимацию высшей государственной власти и иерархии в целом, родительско-сыновнюю модель отношений между представителями различных ступеней иерархии и братскую (побратимскую) - между представителями одной ступени.

Правление обладателей "с милости Божией" означало радикальный отрыв от чисто натуралистического порядка вещей. Что же касается сложной системы солидарности и иерархии, которая существовала среди феодальной элиты, то она имела типично мужской характер. Монарх по отношению к представителям феодальной элиты стоял в двух ипостасях - отца и старшего брата. Сочетание этих ипостасей наблюдалось и в лице сюзерена по отношению к вассалам в целом. При таких условиях общественно-политическая система объединяла сыновнюю верность, уважение и служение с братской солидарностью.

Патриотизмом в системе координат средневекового общества является прежде всего верность королю или императору. Эта верность касается и основной массы населения, однако в первую очередь обязывает представителей воинского сословия. Кроме, условно говоря, "национального" патриотизма, который охватывает всех подданных монарха, существует региональный патриотизм (верность местном феодалу) и личные обязанности вассала перед своим непосредственным сюзереном. При этом всем крупнейшей верности и самого жертвенного служения требует Бог, Которого мыслили как Наивысшего сюзерена (это убедительно доказывают документы, отражающие идеологию Крестовых походов: освобождение оккупированных мусульманами территорий в них неоднократно сравнивалось с помощью, которую вассал должен предоставить сюзерену).

Стоит отметить, что выстраивание классической средневековой политической модели отражало архетип обуздания Героем (монарх и его воинство) натуралистической стихии (племенная раздробленность). Замечательным примером здесь является войны императора Карла Великого против саксов (или завоевательная деятельность Рюриковичей, которые объединили под властью Киева огромные пространства от Ладожского озера до Черного моря).

На рассвете Нового времени философской мысли Запада происходят сильнейшие изменения, которые находят выражение и в политической философии. Практическим воплощением этих изменений становится Французская революция кон. XVIII в. Постепенно созданная Французской революцией парадигма в том или ином видоизменении распространяется на все страны Запада. Политическая система переворачивается с ног на голову. Легитимацию находят не наверху, а внизу - в "народе". Нация перестает быть органическим сообществом, в рамках которого существует высокий политический порядок. На ее место приходит абстрактная нация. Политика перестает существовать по вертикально-мужскому принципу. Жажду верности и служения пытаются удовлетворить крайней фетишизацией народа, родной земли, абстрактных идей.

То, что такие изменения отражают переход от мужской, героической политической модели к модели женской, с особой выразительностью подчеркивал итальянский философ-традиционалист Юлиус Эвола. В "Людях и руинах" Эвола отмечает: "Понятие нации, родины и народа, несмотря на романтический и идеалистический ореол, что нередко их окружает, по сути принадлежат не к политическому, а к натуралистическому и биологическому уровнях и отвечают "материнскому"и физическому измерению определенного сообщества ". Радикальные идейно-политические изменения фактически стали возрождением хтонических культов, в основе которых было поклонение Матери-Земли. В новейших политических фетишах можно увидеть "перенос на них качеств, которые приписывались Великой Матери в древних плебейских сообществах, находившихся под властью матриархата и не были знакомы с мужским и политическим принципом imperium". Эвола уточняет: "Уже образ Родины как Матери, как Земли, детьми которой мы все и по отношению к которой мы все равны и связаны узами братства, прямо указывает на то физическое, женский и материнский уровень, с которым ... разрывают "мужчины" для установления светлого, мужского государственного порядка ". Таким образом братство отчество меняется единоутробным братством. Верность и служение, присущие иерархическому мужскому союзу, сменяется служением Великой Матери.

Еволианская критика хтонических оснований современной политической парадигмы и соответствующего ей патриотизма ни в коей мере не означает нивелирование этнического разделения или здоровых сентиментов, которые может вызвать родная земля (Эвола наоборот подчеркивал важность сопротивления силам, которые пытаются отрицать важность этнического фактора). Речь идет именно о критике отказа от правильных пропорций, в результате которого политическая жизнь потеряла высшие измерения и уступила карикатуре. Сегодня мы можем с уверенностью говорить, что ставка на фетишизацию натуралистического основания политики в конце концов обернулось совершенно антиприродным отвержением этничности. Уже в случае Французской революции апелляции к абстрактно понятной "нации" чередовались с обращением к другим абстракциям - "свободы", "республики" и другим. Хтонический характер Французской революции хорошо заметен в образе Марианны - аллегорической персонификации республики. Появление через двести лет после революции статуи чернокожей Марианны прекрасно показывает ее последствия. Не худшим свидетельством ее последствий является то, что реальным француженкам (а не хтоническому символу) приходится быть жертвами мигрантов, которые бесконтрольно селятся в стране, где победили идеалы абстрактных "свободы, равенства, братства".

Хтоническая основа патриотизма является присущей для большинства западных народов. В Украине ситуация существенно усложняется тем, что хтоническая парадигма сочетается с культом вечной жертвы. От этого разговоры о "Матушке-Украине" часто являются не только патетическими, но и такими, что программируют следующие поражения. Понятно, что не стоит даже мечтать о скорой замене хтонической парадигмы чем-то более благородным. Но сейчас, во время войны, существует возможность хоть немного оздоровить патриотический дискурс.

Игорь Загребельный

Теги
Персона
Андрей Билецкий Барак Обама Батя Денис Полищук Джон Керри Эдуард Юрченко Игорь Олегович Кадыров Клименко Ленин Ляшко Меркель Олег Петренко Александр Маслак Порошенко Пушилин Путин Савченко Шеремет Станислав Краснов Стрелков Владислав Сурков Захарченко
Тематические
архитектура беженцы братья наши меньшие депутаты феминизм Иду на Вы книги культура метро мусульмане Наука прогресс Годовщина освобождения Мариуполя самосуд совок турнир Выборы
АТО
АТО ДНР фронт ЛДНР ЛНР Оккупация сепаратизм спецназ Светлодарская дуга терроризм
Геотеги
Нидерланды Австрия Беларусь Британия Дания Финляндия Франция Француз Голландия Италия Канада Казахстан Молдова Москва Германия Париж Польша РФ Россия Швеция Швейцария США Стамбул Турция Украина Европа Евросоюз
Организация
итоги года Айдар Азов беркут ГК Азов Джура ИГИЛ КМДА ЛГБТ НАТО ОБСЕ ООН ОПЕК ПАСЕ Північний Корпус Полк АЗОВ СБУ Східний Корпус Лагерь Азовец Украинский выбор ЮНЕСКО ВСУ
Спорт
футбол Сильная Нация
Украина
Авдеевка Бахмут Бердянск Черкаси Чернигов Черновцы Днепр Донбасс Донецк Харьков Херсон Хортица Ивано Франковск Киев Киевщина Коблево Конотоп Краматорск Крименчуг Крым Львов Макеевка Марьинка Мариуполь Мелитополь Николаев Одесса Полтава Ровно Широкино Славянск Винница Закарпатье Запорожье
Павшие герои
Амброс Береза Сиф Дюс Ратибор Светляк
СМИ
A-Radio